Вторник, 20.11.2018, 14:42
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Главная  |  Мой профиль |  Выход  Пользовательское соглашение | Правило публикации материалов  | 
Железо

 

Меню сайта

Реклама

Навигация
Технология металлов
и других конструкционных материалов
Черный хлеб металлургии
Защита нефтяных резервуаров от коррозии
Конструкция железнодорожного пути
и его содержание
Путь в космос
Метеоритные кратеры на Земле
В мире застывших звуков
Рентгенотехника
Наука и техника
Термодинамика
Ручная ковка
Юмор

Реклама

Форма входа

Статистика сайта
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сегодня были:



Главная » Статьи » Юмор

Карусель

 Федор Утюгов состоял на должности сторожа летней детской площадки «Незабудка» четвертые сутки. Это назначение намечалось отметить в кругу близких друзей: Митроши - недавнего своего сослуживца по котельной ткацкой фабрики «Красный ситец» и еще одного парня, волосатого грузчика продовольственного магазина, которого все попросту звали Чавой. 

 В девятом часу вечера Утюгов, слегка припадая на правую ногу, поскрипывал кирзовыми сапогами по асфальтовым дорожкам парка и зорко вглядывался в сторону ворот: не идут ли дружки? Его крупный, розового оттенка нос, недовольно подергивался. «За смертью посылать, - брюзжал он. - Где их нечистая носит? Давно пора принять. Ох, не пропил бы мои гроши». Он бросил полный тоски и уныния взгляд на ворота и... О, радость! В калитке мелькнули две фигуры: одна, приземистая,- Митроши, другая - долговязая и сутулая - Чавы. Сладко заныло в желудке: идут! 

- Ну, где вас леший носит? - ворчливо и начальственно прикрикнул Утюгов.- Извелся тут. Сам бы сбегал, да пост,- он ткнул костылем в сторону карусели. Уйдешь - ребятишки созоруют! А вы плететесь, как на работу. Пулей надо! 

- Да, и так взопрели,- солидным баском отозвался Митроша.- На! Держи! - и он протянул две, тускло блеснувшие зеленым стеклом бутылки.

- А закусон... Колоссальный! - восторженно, по причине молодости, воскликнул Чава, подкидывая и ловя газетный сверток. - Селедочка! Деликатес! Царская закуска! 

- Деликатес? - потеплел душой Утюгов. - Слово-то какое ласковое. Сейчас и обласкаем эту парочку,- он показал бутылки, - по-царски! 

 Быстро расселись под брезентовым куполом карусели, и вот уже запрокинулись головы, и только слышится бульканье, и кадыки на шеях - словно маятники: вверх - вниз, вверх - вниз... А после - оживление на лицах, и глаза подернулись влагой, и говорливым ручейком потекла беседа. За бутылкой тема разговора находится быстро. 

- А помнишь, как здорово мы прошлый раз врезали? - вопрошал Митроша, разрывая зубами селедку. 

- Ух, сила! - хихикнул Чава.- Я был в стельку. 

- В стельку? - иронически скривил губы Митроша.- Да тебя, брат, наизнанку вывернуло. 

- Нет. Что там говорить,- Утюгов ладонью смахнул слезу умиления. - Культурно тот раз отдохнули. Культурненько. 

 На минуту друзья примолкли, ушли в себя, вспоминая годы, вспоминая выпитое. 

- Ну что притихли? Давай по граммульке. Вздрогнули! - Митроша поднял стакан. - За, карусель, чтоб она вращалась. А ты, Утюг, охраняй! Охраняй. Понял?

- Да я не только охранять,- решил прихвастнуть захмелевший Утюгов.- Я это все собственноручно запустить могу. Хотите прокачу? Ну? 

- Врешь! - сверкнул глазами Чава. - Где тебе? Ты же сторож. 

- Кто, я вру? Да я эту премудрость враз превзошел. Садитесь в кресло, - Утюгов поднялся, гремя костылем. - Я тебя сейчас так раскручу! И ты, Митроша, усаживайся. Веселиться будем! Кататься будем! 

- Это идея! Идея! - оживился Чава и вскочил на ноги, чуть не опрокинув бутылку с недопитым. - Хочу кататься! Хочу в космос! Ты в космос нас можешь, Утюг? 

- Это я запросто. В два счета. Садись в кресло и цепочку накинь, чтоб не вывалился ненароком. 

 Чава радостно взвизгнул, подпрыгнул и, целя в сиденье, опустился смаху, но креслице, подвешенное на цепях, отошло, нечаянно задетое рукой, и с гулким звуком Чава плюхнулся на дощатый помост. Утюгов и Митроша дружно хохотнули, потом Митроша тоже полез в кресло. 

- Погоди, - остановил его Утюгов. - Расставлять кадры буду я. Карусель - это техника. Тут с головой надо. Чтоб равномерно было. Ты, Митроша, садись сюда, а ты, Чава, дуй вон туда. Это чтобы градусы были одинаковы. 

- А у нас уже у всех одинаковые градусы, - потирая ушибленное место, сказал Чава.- Ровно по сорок. 

- Ладно, ладно. Садись, куда велено. Пойду машину врубать. 

 Пока Митроша и Чава рассаживались в противоположных концах карусели и пристегивали себя к сиденьям, вернулся Утюгов. 

- Вот и порядок. Готовы? Я с вами надумал! - крикнул он. 

- А кто ж запущать будет? - осведомился Митроша. 

- Сам и запущу. Клюкой,- Утюгов уселся в ближайшее к пульту кресло и потянулся костылем к кнопкам. - Нажму верхнюю - поехали, нижнюю - стоп. Понял? То-то! Ну, как, готовы? 

- К старту готов! - дурашливо закричал Чава. 

- Трогай! - солидно прогремел бас Митроши. 

- Внимание! Старт! - прокричал Утюгов и, прицелившись, ткнул костылем в кнопку. 

 Карусель тронулась. Медленно поплыли в воздухе креслица. 

- Давай! Давай! Скорость! - шумел Чава, раскачиваясь из стороны в сторону, словно на качелях. - Даешь первую космическую! 

 Карусель набирала ход и через три-четыре оборота пошла ходко, отгоняя все дальше и дальше от центральной стойки подвешенные на цепях сиденья. 

- Ого-го! Вторая космическая! - на весь детский парк кричал Чава. - Даешь Луну! Даешь Венеру! 

 Быстрое движение придавало друзьям бодрости, струя воздуха освежала лица. Чава засвистел соловьем-разбойником. Митроша тоже не удержался, заухал филином. Утюгов покрякивал от удовольствия, чувствуя себя главным героем дня. 

 Первым насытился каруселью Митроша: 

- Кончай, Утюг! Врубай «стоп!» Глуши машину. 

- И нам пора стопаря. Дозаправиться надо! Горючее на земле осталось,- вторил ему Чава, размахивая длинными руками и указывая на бутылки. - Включай тормозной! 

 Утюгов и сам давно уже понял, что пора закругляться, но понял он также достаточно отчетливо, что костыликом теперь до кнопки не достать. Нетвердо усвоенная им в школе на уроках физики центробежная сила отнесла его от пульта управления метра на три. Он давно уже тянулся к кнопке костылем, когда его проносило мимо пульта, но кончилось это тем, что костыль с грохотом полетел на дощатый пол.

- Кончай хохмить! Слышишь? Вырубай! Мутить начало! - орал не на шутку обеспокоенный Митроша. 

 Чава же быстро скис. Он протяжно и жалобно выл: - У-у-у... 

- Да никак я, никак! - подал голос Утюгов. Надежды, что карусель остановится сама, уже не было. - Клюку выбило. 

- Прыгай, гад! - свирепел Митроша.

- Инвалид я. Сам прыгай! 

- Знаю я, какой ты инвалид. По пьянке приморозил! - не унимался Митроша. - Прыгай! Убью! 

- У-у-у! - выл Чава. 

 Утюгов почувствовал, что сердце его оторвалось и покатилось куда-то вниз. 

- Эй, кто-нибудь ! - завопил он. - Остановите нас! В разнос пошли! 

 Вскоре членораздельные звуки прекратились. Из-за решетчатой ограды детской площадки «Незабудка» неслись только вопли, протяжные завывания и редкие стоны. 

- Свят, свят, свят,- крестя сморщенный лобик, пролепетала запоздалая старушка, возвращавшаяся поздно вечером от подружки. - Нечистая сила. 

- Акселераты веселятся, - уверенно заявил всегда довольный собой мужчина, вышедший подышать озоном на сон грядущий. 

 А карусель вращается до сих пор. Не пора ли ее остановить?! 





Категория: Юмор | Добавил: 07.05.2015
Просмотров: 789 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar

Ags-metalgroup © 2018